биоплант / bioplant / biopont (bioplant) wrote,
биоплант / bioplant / biopont
bioplant

Categories:

Раньше люди были меньше (ещё одно свидетельство)

Между зданием консистории и "Мясницкими" номерами был стариннейший трёхэтажный дом, где были квартиры чиновников. Это некогда был дом ужасов.

У меня сохранилась запись очевидца о посещении этой трущобы: "Мне пришлось, - пишет автор записи, - быть у одного из чиновников, жившего в этом доме. Квартира была в нижнем этаже старинного трёхэтажного дома, в низеньких сводчатых комнатах. Впечатление жуткое, несмотря на вполне приличную семейную обстановку средней руки; даже пара канареек перекликалась в глубокой нише маленького окна. Своды и стены были толщины невероятной. Из потолка и стен в столовой торчали какие-то толстые железные ржавые крючья и огромные железные кольца. Сидя за чаем, я с удивлением оглядывался и на своды и на крючья, и на кольца.

- Что это за странное здание? - спросил я у чиновника.

- Довольно любопытное. Вот, например, мы сидим в той самой комнате, где сто лет назад сидел Степан Иванович Шешковский, начальник тайной экспедиции, и производил здесь пытки арестованных. Вот эти крючья над нами - дыбы, куда подвешивали пытаемых. А вот этот шкафчик, - мой собеседник указал на глубокую нишу, на деревянных новых полочках которой стояли бутылки с наливками и разная посуда, - этот шкафчик не больше не меньше, как каменный мешок. Железная дверь с него снята и заменена деревянной уже нами, и теперь, как видите, в нем мирно стоит домашняя наливка, которую мы сейчас и попробуем. А во времена Шешковского сюда помещали стоймя преступников; видите, только аршин в глубину, полтора в ширину и два с небольшим аршина в вышину. А под нами, да и под архивом, рядом с нами - подвалы с тюрьмами, страшный застенок, где пытали, где и сейчас еще кольца целы, к которым приковывали приведенных преступников. Там пострашнее. Уцелел и еще один каменный мешок с дверью, обитой железом. А подвал теперь завален разным хламом.

В дальнейшей беседе чиновник рассказал следующее:

- Я уже сорок лет живу здесь и застал ещё людей, помнивших и Шешковского, и его помощников - Чередина, Агапыча и других, знавших даже самого Ваньку Каина. Помнил лучше других и рассказывал мне ужасы живший здесь в те времена еще подростком сын старшего сторожа того времени, потом наш чиновник. При нём уж пытки были реже. А как только воцарился Павел I, он приказал освободить из этих тюрем тайной экспедиции всех, кто был заключен Екатериной II и ее предшественниками. Когда их выводили на двор, они и на людей не были похожи; кто кричит, кто неистовствует, кто падает замертво...

На дворе с них снимали цепи и развозили кого куда, больше в сумасшедший дом... Потом, уже при Александре I, сломали дыбу, станки пыточные, чистили тюрьмы. Чередин ещё распоряжался всем. Он тут и жил, при мне ещё. Он рассказывал, как Пугачева при нем пытали,- это еще мой отец помнил... И Салтычиху он видел здесь, в этой самой комнате, где мы теперь сидим... Потом её отсюда перевезли в Ивановский монастырь, в склеп, где она тридцать лет до самой смерти сидела. Вот я ее самолично видел в Ивановском монастыре... Она содержалась тогда в подземной тюрьме, выглядывала сквозь решетку, в окошечко, визжала, ругалась и плевалась на нас. Её никогда не отпирали, и еду подавали в это самое единственное окошечко. Мне было тогда лет восемь, я ходил в монастырь с матерью и хорошо все помню..."

Прошло со времени этой записи больше двадцати лет. Уже в начале этого столетия возвращаюсь я по Мясницкой с Курского вокзала домой из продолжительной поездки - и вдруг вижу; дома нет, лишь груда камня и мусора.

Работают каменщики, разрушают фундамент. Я соскочил с извозчика и прямо к ним. Оказывается, новый дом строить хотят.

- Теперь подземную тюрьму начали ломать, - пояснил мне десятник.

- А я её видел, - говорю.

- Нет, вы видели подвальную, её мы уже сломали, а под ней ещё была, самая страшная: в одном её отделении картошка и дрова лежали, а другая половина была наглухо замурована... Мы и сами не знали, что там помещение есть. Пролом сделали, и наткнулись мы на дубовую, железом кованную дверь.

Насилу сломали, а за дверью - скелет человеческий... Как сорвали дверь - как загремит, как цепи звякнули... Кости похоронили. Полиция приходила, а пристав и цепи унёс куда-то.

Мы пролезли в пролом, спустились на четыре ступеньки вниз, на каменный пол; здесь подземный мрак еще боролся со светом из проломанного потолка в другом конце подземелья. Дышалось тяжело... Проводник мой вынул из кармана огарок свечи и зажег... Своды... кольца... крючья...

Дальше было светлее, свечку погасили.

- А вот здесь скелет на цепях был.

Обитая ржавым железом, почерневшая дубовая дверь, вся в плесени, с окошечком, а за ней низенький каменный мешок, такой же, в каком стояла наливка у старика, только с каким-то углублением, вроде узкой ниши.

При дальнейшем осмотре в стенах оказались еще какие-то ниши, тоже, должно быть, каменные мешки.

- Я приду завтра с фотографом, надо снять это и напечатать в журнале.

- Пожалуйста, приходите. Пусть знают, как людей мучили. Приходите.

Я вышел на улицу и только хотел сесть на извозчика, как увидел моего товарища по журнальной работе - иллюстратора Н. А. Богатова.

- Николай Алексеевич, есть у тебя карандаш? - останавливаю его.

- Конечно, я без карандаша и альбома - ни шагу. Я в кратких словах рассказал о том, что видел, и через несколько минут мы были в подземелье.

Часа три мы пробыли здесь с Богатовым, пока он сделал прекрасную зарисовку, причём десятник дал нам точные промеры подземелья. Ужасный каменный мешок, где был найден скелет, имел два аршина два вершка вышины, ширины - тоже два аршина два вершка, а глубины в одном месте, где ниша, - двадцать вершков, а в другом - тринадцать. Для чего была сделана эта ниша, так мы и не догадались.

Дом сломали, и на его месте вырос новый. В 1923-1924 годах, на месте, где были "Мясницкие" меблированные комнаты, выстроены торговые помещения.

Под ними оказались глубоченные подвалы со сводами и какими-то столбами, напоминавшие соседние тюрьмы "Тайного приказа", к которому, вероятно, принадлежали они. Теперь их засыпали, но до революции они были утилизированы торговцем Чичкиным для склада молочных продуктов.

В.Гиляровский "Москва и москвичи".
Tags: История
Subscribe

  • Новости криворукости

    1 Раньше на колокольчик уведомлений в правой части верхней плашки ЖЖ надо было кликать. Теперь его сделали активным при наведении. В итоге мне лично…

  • В Валенсии 119 человек закрыли в борделе на карантин

    Агенты Национальной полиции охраняют бордель «Шварцвальд» в Валенсии, в котором девочка, у которой положительный результат на коронавирус не…

  • На Сейшелы дикарём с палаткой

    Стоит ли ехать на Сейшелы дикарём? Как я попал на Сейшелы Сейчас в это трудно поверить, я даже сам как то не могу понять как, но: однажды я…

promo bioplant november 15, 2018 10:49 16
Buy for 100 tokens
Почитал очередной пост на "Пикабу" [ ссылка 1] и тут же заметил странность: в тексте из поста и на аудиозаписи одного из первых исполнений было расхождение. Ну, мало ли кто что написал в интернете. Стал искать более или менее официальный текст песни, зародившейся в 1938 г. Не нашёл!…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Новости криворукости

    1 Раньше на колокольчик уведомлений в правой части верхней плашки ЖЖ надо было кликать. Теперь его сделали активным при наведении. В итоге мне лично…

  • В Валенсии 119 человек закрыли в борделе на карантин

    Агенты Национальной полиции охраняют бордель «Шварцвальд» в Валенсии, в котором девочка, у которой положительный результат на коронавирус не…

  • На Сейшелы дикарём с палаткой

    Стоит ли ехать на Сейшелы дикарём? Как я попал на Сейшелы Сейчас в это трудно поверить, я даже сам как то не могу понять как, но: однажды я…